Репортер представляет

Репортер представляет
Көкейтесті тақырыпты телевизиялық жарияламалар топтамасы
Жанр: журналистік тексеріс
Тіл: орысша
Ұзақтық: 20 мин.
Көрсетіледі: жүмада 16:30-да

«Дело Лилии Рах» 

В конце июля этого года в Алматы поползли слухи об аресте известной персоны казахстанской индустрии моды - Лилии Рах.

Дана Орманбаева, журналист, подруга Лилии Рах:  

Вот как зажигаются лампочки в городе. Мы также стали быстро узнавать о событиях текущих. Меня ввергло это в ступор. Потому что это никак не органично с ее жизненной позицией.

Подробности задержания с первых дней были известны только узкому кругу людей. 

Любовь Варламова, бывшая коллега Лилии Рах:

 Для меня это было потрясением, когда я совершенно случайно узнала из СМИ о том, что арестована Лилия Рах, такие обвинения. Я не знала, что делать. Я стала звонить бывшим сотрудникам, звонить сыну, переживать.

Через несколько дней после ареста в СМИ появилась официальная информация о причинах ареста. Лилию Рах подозревали в совершении тяжкого преступления.

Светлана, коллега Лилии Рах:

Это даже невозможно связать. Зная столько лет этого человека, зная ее отношение к людям, к детям и старикам это вообще не свойственно для Лилии Робертовны.

После окончания досудебного расследования Рах предъявили обвинение по 125-й статье уголовного кодекса – похищение человека.

Наталья Белоусова, коллега Лилии Рах:

Это был шок. Потому что для Лилии Робертовны это не свойственно. Она может по работе спросить крепким словцом. Но чтобы такое? Не может быть.

Роман Александров,  журналист, друг Лилии Рах:

 «Конечно, кажется, что это какой-то триллер. Что это какой-то дурной сон. Все, что угодно, но это совсем не похоже на Лилию».

Помимо Лилии Рах в уголовном деле оказались замешаны еще две известные

фигуры южной столицы, связанные с бизнесом в сфере моды – Мири Паз, известная, как владелица ювелирного дома, а также Хамро Суванов -  партнер Лилии Рах.

Виктория Моминбаева, подруга Лилии Рах:

В этом месте надо понимать: Лилия – это отдельный человек. И то преступление, которой ей приписывают – похищение человека, удержание. Она его реально не совершала.

Но что произошло между Хамро Сувановым, Лилией Рах и Мири Паз? И, как женщины оказались причастны к тяжкому преступлению? Сотрудники прокуратуры и служители Фемиды до вступления в законную силу приговора от комментариев отказались. Вот и пришлось выяснять подробности из уст жертвы нашумевшего похищения.  

Эта пресс-конференция была организована защитниками Лилии Рах уже после оглашения судейского вердикта. У журналистов появилась возможность задать вопросы адвокату и сыну Лилии Рах, а также человеку, которого признали потерпевшим в громком уголовном деле – Хамро Суванову. С его слов мы постарались восстановить всю хронологию тех июльских событий. Первое, что напрашивалось узнать, как драгоценные изделия Мири Паз оказались у Хамро Суванова.

Хамро Суванов,  потерпевший:

Мири Паз взяла у меня определенную сумму денег, эти украшения были у меня в залоге. Я мог ими распоряжаться так, как я хочу. На суде Паз подтвердила, что она получала от меня деньги. И когда пришел срок отдачи, она не отдавала. Я бы мог продать и рассчитаться. Но я сдал их в ломбард, чтобы была возможность их выкупить.

Итак, Хамро Суванов, заложив драгоценности в ломбард, спустя время улетел в Узбекистан. Когда Мири Паз стала его искать, то не смогла дозвониться. Это вызвало подозрения: а не решил ли скрыться Суванов с ее дорогими украшениями?

Хамро Суванов, потерпевший:

Два дня я был без связи. Но после того как я восстановил, я позвонил. Я разговаривал с Мариной и со всеми остальными. Обратите внимание - я сам прилетел сюда.

Между тем о самом потерпевшем известно немного. Хамро Суванов – гражданин Узбекистана. В компании у Лили Рах он появился примерно пять лет назад. 

Наталья Белоусова – коллега Лилии Рах

Пришел он не подготовленным он учился у нас. Учился всему. Конечно, у Лилии учился многому.

Хамро пользовался безграничным доверием со стороны Лилии Рах. Их часто можно было увидеть вместе. 

Дана Орманбаева, журналист, подруга Лилии Рах:

Лилия Робертовна была всегда благосклонна к нему. Она делала на него ставку, потому что относила его к редким персонажам, редким людям и точно знала, что он хорошо справляется со своей прямой функциональной обязанностью.

Никто и подумать не мог, что однажды дружба Лилии Рах и Хамро Суванова доведет их до суда. 27 июля Лилию Рах арестовали сотрудники полиции.

Общественность отреагировала по-разному: одни поддерживали, а другие не скупились на критику. 

Айгуль Мукей, подруга Лилии Рах:

Люди не знают этого человека. Мне, конечно, было очень обидно. Я не могла отвечать на каждый комментарий. Не знают абсолютно искреннего, доброго, да, очень импульсивного, эмоционального».

Негативные отзывы в социальных сетях не оставили равнодушными друзей Лилии Рах.  

Гульнар Аханова, подруга Лилии Рах: 

Она добрейшей души человек. Очень тонкой душевной Конституции». Я знаю огромное количество людей, которым она помогала в жизни материально, своей поддержкой.

Дана Орманбаева – журналист, подруга Лилии Рах

 Она бесконечно любит людей. Она любит людей вне зависимости от их титулов, статусов социальных, возраста.

Весть о задержании Лилии Рах расстроила ее коллег. Наталья Белоусова больше пяти лет бок о бок проработала с Лилией Рах. По словам женщины, подчиненные всегда ощущали ее заботу.

Наталья Белоусова, коллега Лилии Рах:

Она очень щедрый человек. Какие-то дни рождения, круглые даты, рождение внуков, детей она всегда щедро дарила какие-то подарки. Какие-то грустные события в семье тоже всегда присутствовала и всегда большую материальную помощь оказывала лично.

А для Олжаса Лилия Рах больше, чем наставник в области моды. Парень

признается, она заменила ему маму, которую он потерял несколько лет назад.

Олжас Сагымбай, коллега Лилии Рах:  

Она действительно очень добрый человек. Широкой души человек, который поддержит. Судить по обложке человека не всегда есть хорошо. Это просто оболочка. Мы же не судим книгу по обложке.

Но избежать суда Лилии Рах все же не удалось. Уголовное дело было передано в Алмалинский суд южной столицы. Защитники сперва просили изменить меру пресечения Лилии Рах на домашний арест. Затем и вовсе  переквалифицировать статью с похищение человека на лишение свободы, которая предусматривает более мягкое наказание. Но просьбу адвокатов суд не удовлетворил.  

Владимир Хан, адвокат Лилии Рах:  

Я указывал, что, по-моему мнению, суд необъективно относится к делу, и все для себя решил.

Увидеть Лилию Рах на скамье подсудимых? Такое даже страшно было представить в страшном сне, признаются ее друзья.   

Роман Александров, журналист, друг Лилии Рах:

Никто не ожидал такого финала. Это какая-то очень загадочная история. Она какая-то неправдоподобная. Это все очень странно.

У Романа Александрова не укладывается в голове, как Лилия Рах могла стать подозреваемой в уголовном деле о похищении человека. Ведь вместе они проводили благотворительные мероприятия и помогали детям. 

Роман Александров,  журналист, друг Лилии Рах:

Мы собрали очень крупную сумму денег. Все до копейки Лилия перевела в благотворительный фонд. Известный фонд «Дара», он прислал отчеты, и на эти деньги, вырученные с аукциона, было куплено медицинское оборудование из Европы для двух коррекционных центров.

Дане Орманбаевой тоже неприятно наблюдать за тем, как ее подруга Лилия Рах предстала перед Фемидой. Их объединяет не только дружба, но и деловое сотрудничество.

Дана Орманбаева, журналист, подруга Лилии Рах:

Лилия настолько кристально честный человек. Я имела с ней дела и финансовый в том числе. Создавали проекты, на которые допустим необходимо было получать финансовые транши. И настолько всегда это было прозрачно».

Но как Лилия Рах оказалась подозреваемой в этом уголовном деле? Все началось 6-го июля. В этот день Хамро Суванов прилетел в Алматы из Ташкента. В аэропорту его встретили Мири Паз и Лилия Рах. 

Хамро Суванов,  потерпевший:

У нас состоялся короткий разговор. Мы приняли решение проехать в офис и переговорить более подробно.

Спустя три дня, 9-го июля, все трое договорились встретиться в этом ломбарде, куда и заложил драгоценности Суванов. Несколько изделий, как выяснилось, принадлежали Лилии Рах. Она согласилась их выкупить и на месте они обговорили сроки, когда Суванов вернет ей долг. После этого Лилия Рах покинула ломбард, а Суванов и Мири Паз уехали из Алматы в сопровождении двух мужчин.  

Хамро Суванов,  потерпевший:

Мири, не захотев отдавать деньги, спровоцировала это все, собрав бегать по городу, и бегать к людям и говорить, что я сбежал, что у меня есть баснословные деньги, что у меня запрятано где-то 2 миллиона и требовать от меня эти деньги на протяжении 20 дней.  

После ломбарда Хамро Суванова привезли в частный дом, который находится в городе Иссык, это в 50-ти километрах от южной столицы. Из показаний потерпевшего следует, что его связали и периодически избивали, требуя вернуть деньги. Кроме физического воздействия в ход шли и запугивания. Больше всего Суванов боялся за детей.  

Хамро Суванов, потерпевший:

Чтобы вы знали. У меня есть двое приемных детей, которые остались от моей покойной сестры. Я воспитываю их уже 17 лет. У старшей дочери есть сын, который называет меня – дед, ему 5 лет. Мири Паз искала их. Она приезжала к нему в детский сад.

Его несколько дней держали в заброшенном частном доме: морили голодом и лишь изредка давали воду. Там же он однажды увидел Лилию Рах.

Хамро Суванов, потерпевший:

Когда она впервые приехала в город Иссык, и зашла в тот дом, в котором я находился, увидела меня связанным, она тут же вышла из комнаты. После чего эти люди зашли в комнату, развязали меня и после этого насилия в Иссыке со мной не происходило.

Этот эпизод, когда Лилия Рах оказалась в доме, где находился Хамро Суванов, и должен был стать главным доводом адвокатов на суде. Ведь женщину обвинили в похищении по предварительному сговору. Хотя Лилия Рах не знала ни мужчин, которые удерживали его, ни месторасположение дома.

Искандер Алимбаев, адвокат Лилии Рах:

Рах Лилия по просьбе Суванова поехала в город Иссык. Дорогу ей указывали по телефону. Соответственно, о каком заранее определенном месте можно говорить?.

Суванова перевозили из одной квартиры на другую, пытаясь выбить долг. 

Он даже не предполагал, что его уже ищут сотрудники полиции. 27 июля Суванова нашли и освободили. Но не у всех его страдания вызвали сочувствия. На пресс-конференции Суванова самого обвинили в организации этого похищения, чтобы таким образом избавиться от кредиторов.

Хамро Суванов,  потерпевший:

Я, наверное, покажу и опубликую все-таки видео того, как меня освобождают, и вы посмотрите - может ли человек сам такое спровоцировать, или все это организовать?. 

Оглашение приговора было намечено на 10 ноября. Уголовное дело рассматривал председатель Алмалинского суда Куаныш Арипов. Когда служитель Фемиды начал зачитывать приговор, переживания родных усиливались с каждой секундой. Все надеялись на оправдательный вердикт.

 «Лилия Рах. 1963 года рождения. Назначить наказание в виде лишения свободы на 7 лет с конфискацией имущества».

Приговор суда ошеломил всех. Сдержать эмоции удавалось с трудом. 

«Я хочу сказать, что я не виновна по статьей 125-й. Я не похищала, я не вымогала, я дружила с этим человеком. Это все не справедливо и не правда».

Суд признал вину Лилии Рах в похищении человека по предварительному

сговору. По казахстанским законам минимальное наказание по этой статье 7 лет колонии. Такой вердикт спровоцировал бурю эмоций среди друзей и близких Лилии Рах.

Айгуль Мукей, подруга Лилии Рах:

Мы, друзья, ничего не комментировали, ничего не говорили потому, что не хотели все-таки мешать следствию, суду принимать какие-то правильные решения, и, безусловно, мы были уверенны в том, что не будет, по крайнее мере, жестокого наказания.

Суровое наказание для Лилии Рах вызвало сочувствие даже у тех,

кто не никогда не был с ней знаком.

Роман Александров, журналист, друг Лилии Рах:  

Женщины плакали. Я стоял у банкомата, и снимал деньги с карты, меня хлопали по плечу и говорили: «Это так ужасно. Как жалко Лилию. Это так жестоко.

Многих особенно возмутило дополнительное наказание в виде конфискации имущества. 

Гульнар Аханова,  подруга Лилии Рах:

Это был не грабеж, ни воровство, ни кража. Поэтому отчуждение имущества странное наказание. Я не понимаю, как это все будет выглядеть. Выселят семью из квартиры, куда денутся ее дети.

Крайне сочувствуют Лилии Рах те, кто находился рядом, когда она начинала свой бизнес.

Любовь Варламова,  бывшая коллега Лилии Рах:  

 «Просто привозилось челноками, как называли этих людей, которые пытались выжить. И поднять такой бизнес высокой моды. Надо быть высокоорганизованным человеком».

Ирина и вовсе жила когда-то по соседству с Лилией Рах. Потому и знает, как непросто ей было. 

Ирина, подруга Лилии Рах:

Женщина, которая приехала с периферии из Талдыкоргана. Росла тяжело без отца. Детство не сладкое было. Не было у нее поддержки, чтобы помогли ей раскрутиться.

Между тем Хамро Суванов до сих пор не может понять, как Лилию Рах сперва признали подозреваемой, а затем и вовсе осудили на 7 лет.

Хамро Суванов,  потерпевший:

В первый раз, в день моего освобождения, когда я был в крайне истощенном состоянии и не совсем давал отчет в происходящих событиях. В тот день допрос носил общий характер. Следователь не уточнил каждого из фигурантов, я просто рассказал всю хронологию событий, которые произошли из аэропорта до моего освобождения.

Но именно на первые показания Суванова и опирался суд при изучении материалов уголовного дела. 

Хамро Суванов, потерпевший:

Я указывал и других лиц в заявлении. Рассказывал, что изначально было 8 человек. Часть людей, в ходе следствия, была доказана их непричастность. Они были освобождены. Поэтому я был удивлен – почему Лилия Робертовну осудили, хотя я изначально говорил о ее непричастности.

На суде Хамро Суванов продолжал настаивать на невиновности Лилии Рах. На эти заявления потерпевшего рассчитывали друзья, близкие и даже юристы, которые со стороны наблюдали за громким процессом.

Джохар Утебеков,  адвокат:

 «Женщина в возрасте с малолетним ребенком при этом, которая получила согласие от потерпевшего на примирение, фактически примирилась с ним, на мой взгляд, более разумным и гуманным было бы применение условного осуждения к ней».

Близкие Лилии Рах обеспокоены не только строгостью приговора, но и судьбой ее дочери, которой всего 12 лет.

Гульнар Аханова, подруга Лилии Рах:

«Лилии Робертовне вынесли жесточайший приговор, с которым я тоже, как мать, как гражданка не согласна. Я теперь не понимаю девочка несовершеннолетняя. У нее есть опекун, ее брат. Но, я не знаю, насколько Антон сформировался, как гражданин и готов ли он самостоятельно воспитывать сестренку».

Впрочем, адвокаты Лилии Рах поставили под сомнение и сам факт похищения. Ведь Хамро Суванов несколько раз оказывался в общественных местах и самостоятельно передвигался.  

Искандер Алимбаев,  адвокат Лилии Рах:

Суванов практически имел возможность, если он был похищен, имел возможность убежать, закричать, попросить о помощи. Всегда на зеленом базаре много людей, полицейских.

Лилия Рах воспитывает малолетнюю дочь. Поэтому женщине могли дать условный срок наказания или вовсе освободить от уголовной ответственности. Но этого не произошло.  

Искандер Алимбаев, адвокат Лилии Рах:

Мы просили обратить внимание суд, суд учел данное обстоятельство, как смягчающее обстоятельство, но не стал принимать, как обстоятельство для освобождения от уголовной ответственности.

Лилия Рах своей вины не признала и намерена добиваться справедливости в следующей инстанции.

Дана Орманбаева,  журналист, подруга Лилии Рах:

От всех друзей хочу сказать, что мы поддерживаем, мы очень сильно переживаем, наши дети, наши мужья. И мы будем делать все, что мы можем, чтобы поддержать, чтобы дать свободу этому человеку.

Виктория Моминбаева, подруга Лилии Рах:  

Баланс правды и справедливости нарушен. Надо его восстановить и будет все хорошо. Потому что мы гражданское общество и она просто Лилия, кроме того, что она женщина и мать. Она гражданин нашего общества. Она имеет все те же права, что и остальные по конституции.

У неравнодушных людей к судьбе Лилии Рах появились сомнения о справедливости приговора. Теперь им остается уповать на заключение апелляционной комиссии. Адвокаты уже направили необходимые материалы в городской суд Алматы. А дети Лилии Рах продолжают надеяться, что наступающий Новый год их мама встретит дома.

 

  









Жүргізуші
Әділет Құсайынов

Әділет Құсайынов

1982 жылдың 28 шілде айында Семей қаласында туылған. 2003 жылы «Орыс филология» мамандығы бойынша Шәкәрім атындағы Семей Мемлекеттік университетін тәмамдаған. Еңбек жолын орыс әдебиті тарихының ұстазы ретінде бастаған. Кейін «Қазақстан» РТРК АҚ Семей қалалық филиалының тілшісі, 2009-2011 жылдары - Астана қ. «Қазақстан» Ұлттық телеарнасының ақпараттық-талдамалы бағдарламалар Дирекциясының тілшісі ретінде қызмет жасады. 2012 жылдың қаңтарынан наурызға дейін - «Хабар» Агенттігінде жаңалықтар бөлімінің тілшісі болып істеген. Қазір, «Астана» телеарнасында «Громкое дело» бағдарламасын жүргізеді. «Репортер представляет»  бағдарламасын Әділет Құсайынов жүргізеді. 







Кино