Репортер представляет

Репортер представляет
Цикл телевизионных репортажей на злободневные темы
Жанр: журналистское расследование
Язык: русский
Хронометраж: 20 мин.
Выходит: в субботу в 20:45

«Кладбище тщеславия».

Красивые лошади, роскошные старинные кареты и дорогие лимузины. С таким размахом в 2015-м году в Италии хоронили главу мафиозного клана. Пышности происходящему добавил дождь из алых роз и оркестр, сыгравший  популярную композицию. Такая помпезность вызвала возмущение у итальянцев. Но об их негодовании быстро забыли. Зато сама похоронная процессия еще долго обсуждалась.

В Казахстане человека в последний путь провожают куда скромнее. Однако о почестях у нас тоже помнят. Просто делают это по-своему. Мусульмане, например, возводят на месте захоронения мазары.

Марат Исмаилов,  зам. директора ТОО «Спецкомбинат ритуальных услуг»:

«Все говорят, что это экономически нецелесообразно, это создает материальное неравенство среди слоев населения. Но здесь не надо скидывать со счетов скажем уважение памяти родственников покойного по отношению к покойному».

Погост – это особенное место. Сюда должны приходить, чтобы помолиться, а не любоваться  и восхищаться дорогими надгробиями, считают священнослужители.

Максатбек Каиргалиев,  наставник мечети «Хазрет Султан»:

К сожалению, большинство наших соотечественников, они теряют близких и дорогих людей, и пытаются компенсировать все эти пробелы в отношениях, которые были уже постфактум. Это выливается в шедевры архитектурного искусства.

Отдельные надгробия удивляют не только своим дизайном, но и масштабом.

И это, несмотря на то, что земля, которую выдают под могилы, имеет стандарты. 

Марат Исмаилов, зам. директора ТОО «Спецкомбинат ритуальных услуг»:

Минимальное выделение участка для захоронения 6 квадратов. Хотя по старым нормативам было 5,4 квадрата. Кроме того, выделяется участок 3 на 4.

Но обеспеченные люди могут позволить себе выйти за рамки. Это бросается в глаза на алматинском кладбище «Кенсай -2», которое в народе считается  элитным. Как и первый «Кенсай», для захоронения на котором нужно получить разрешение. А это не так просто.

Марат Исмаилов, зам. директора ТОО «Спецкомбинат ритуальных услуг»:

Мы считаем это неправильно. Такого разделения у нас нет. На втором Кенсае я могу показать захоронения, где похоронены представители всех сословий нашей республики. И здесь выделять, что это элитное кладбище, что здесь только богатых хоронят, а для бедных здесь место нет, это все слухи, они не имеют под собой никакого основания.

Однако слухи вряд ли кто-то сможет остановить, впрочем, как и желание некоторых выделиться из толпы. Причем даже на кладбище. По словам психолога, это проявление нашего стереотипного современного сознания.

Наталья Обердерфер, психолог:

Нужно показать, что всё на уровне, т.е. мы нежадные, мы всё можем. Это важный человек и мы для него денег не пожалеем.

Сегодня можно установить надгробия в виде уменьшенной копии любимого автомобиля усопшего или даже мобильного телефона. Но уместна ли оригинальность в таком месте?  

Максатбек Каиргалиев, наставник мечети Хазрет Султан:

 «Все попытки возвеличить его место захоронения, кладбища, они приводят в конце к гонке, и каждый пытается привлечь архитекторов, дизайнеров. Может по замыслу, в намерениях этого человека ничего плохого не было, мы не осуждаем это. Но мы осуждаем то, что те колоссальные средства, которые тратятся на эти дорогие камни, которые украшают эти надгробия».

Несмотря на это, элитных надгробий на мусульманских кладбищах меньше не становится. Тратят большие суммы зажиточные люди, остальные стараются не отстать.

Наталья Обердерфер,  психолог:

А что люди скажут? Человек на это нацелен. Но некоторые отрывают, лишь бы пыль в глаза пустить. Создать такое впечатление: вот видите, какой я хороший, это я сделал.

Кто-то считает построить мазар на могиле последним долгом перед усопшим. Но, как правило, это влетает в копеечку. К примеру, одним из дорогих надгробий считается скульптура покойного. На ее изготовление уходит больше времени и денег. Поэтому к услугам мастеров по камню в Казахстане прибегают не часто, говорит соавтор монумента «Қазақ елі» Тохтар Ермеков. Памятник на могилу ему доводилось делать всего один раз. Ручную работу 20 лет назад заказали родственники высокопоставленного чиновника.

Тохтар Ермеков, председатель правления Союза художников г. Астана:

«Они попросили сделать барельеф этого человека. Они купили большую глыбу кордайского гранита, красный гранит. Это считается самый прочный гранит».

За работу Тохтар Ермеков получил две тысячи долларов. Для конца 90-х сумма приличная, признается скульптор. Весил камень около тонны. На 21-й день заказ был выполнен. 

Тохтар Ермеков, председатель правления Союза художников г. Астана:

Это им обошлось недешево. Потому что и доставка, кран нанимать, все это дорого, устанавливать. Кроме этой глыбы еще сопутствовало ограждение такое же гранитное. Наверное, 10 000 долларов на это все потратили. Но это было в то время. Если брать сегодняшнее время, то это в разы будет дороже.

Сколько денег потребуется сейчас на изготовление надгробий знают в ритуальных конторах, а также продавцы памятников. Только около центрального кладбища в Алматы находится 10 таких торговых точек.

Однако при виде камеры называть цены никто не захотел.

«Телеканал Астана. Журналисты. Вы можете рассказать о ценах? Да нет у нас хозяина. У нас же еще не начался сезон. 15-го числа начинается сезон. Цены не знаете? Конечно, нет, цены все у них».

Возникает вопрос – как продать товар, не зная стоимости? Вскоре мы убедились, что ценники все же есть, но только не для журналистов.

«В таком виде будет 180 тысяч».

Смысл такой конспирации понятен. Ведь в рейтинге легального бизнеса ритуальные услуги по прибыльности занимают четвертое место. Тем более, что на рынке сейчас много так называемых «черных ритуальщиков», которых не контролируют финансовые органы. Тогда нам пришлось идти другим путем – представиться клиентами.

«Вот этот камень уже готов? Да. Фотография будет? Нет. Просто надпись. А надпись дорого? В эту сумму сделаем – 250. Зеленый? Да. А красный такой же? Такой же красный 180 тысяч будет».

Спросом пользуется черный камень. Отсюда и цена, которая у всех продавцов разная. 1,5 метровый камень обойдется от 200 до 230 тысяч тенге. Впрочем, даже здесь, выбирая надгробие, нужно держать ухо востро.

«Здесь везде Китай черный. Здесь просто некоторые любят говорить

Индия. Все равно Китай. Не привозят. Просто цену заряжают».

Как при выборе любого товара главное помнить, что всегда можно найти дешевле. Ведь у продавцов памятниками тоже есть конкуренция.

 «Вот это российский. Вот российский. Сразу видно камень. Вот это идут китайские - 140-150. Они вроде одинаковые. Но эти прочнее».

При покупке надгробной плиты сделать надпись с данными покойного предлагают якобы бесплатно. Хотя цена за работу уже включена в стоимость камня. Константин не имеет высшего образования художника. Он – самоучка.

«Кроме портретов могу мечеть, уголки такие и буквы. Сколько будет стоить ваша работа? От четырех тысяч и выше. Четыре тысячи тенге это минимум».

Зимой Константин практически без заработка. Он и его «коллеги» ждут весну. В это время года у ритуальных компаний начинается сезон заказов.

«Зимой не делается. Потому что провалится. Нелегкие же они. Я же говорю - по 10 тонн памятники ставят».

Надгробия с таким весом действительно существуют. И стоят они колоссальных денег. К примеру, на северном кладбище южной столицы покоится тело цыганского барона, памятник которого выделяется своими размерами среди других.  

Виталий Быструшкин, дьякон Вознесенского собора:

Это исходит инициатива от самих родственников усопшего. Может они его хотят возвеличить. У нас есть различные деятели. Им ставят памятник, так как являлся каким-либо начальником или каким-то руководителем, либо ставят человеку, который внес какой-либо вклад в развитие города, помог может быть храму. Им полагается памятники ставить».

Помпезные надгробия на христианских кладбищах встречаются не часто. И это несмотря на то, что православная церковь в этом вопросе проявляет лояльность и никак не ограничивает величину или стоимость памятников.

Виталий Быструшкин, дьякон Вознесенского собора:

«Церковь это не запрещает. И не возбраняет ни в коем случае. Люди, которые хоронят близкого человека, они хотят, чтобы некая память о нем осталась. Поэтому из различного материала делают либо плиты надгробные, какие-то кресты с украшением, как-то хотят облагородить».

Сохранить память о покойном человеке – долг родных. Вот только при его исполнении некоторые казахстанцы забывают о чувстве меры, говорит скульптор Тохтар Ермеков. 

Тохтар Ермеков, председатель правления Союза художников г. Астана:

 «Должна быть где-то золотая середина. У кого-то смотришь просто металлическое ограждение. Ну, не по карману человеку сделать кирпичную кладку или каменную кладку. А у кого-то смотришь бразильский гранит или каррарский мрамор. Видел такое. Чуть ли не дворцы, на который может ушло миллион долларов. Но, наверное, это неправильно».

Для сравнения скульптор приводит знаменитое Арлингтонское кладбище в

Америке, где похоронены военные, известные деятели и даже руководители страны. Например, здесь покоится 35-ый президент США Джона Кеннеди, на могиле которого нет ни статуй, ни высоких ограждений.  

Тохтар Ермеков, председатель правления Союза художников г. Астана:

 «Там плита почти на земле. И там высечено Джон Кеннеди. У брата его такая же как у солдат. Маленькая. Сантиметров 60. Белый мрамор. На нем высечено. Никакой помпезности. Все очень скромно».

А это турецкое кладбище в Анкаре. Судя по любительскому видео, места захоронений друг от друга особо не отличаются. Поэтому по надгробиям не понять, какое положение в обществе занимали при жизни покойные.

Мехмет Билгин, житель г. Астана: 

В Турции, каким бы не был богатым человек, каким бы не был ученым, после смерти на его могиле делают ограждение из бетона, кирпича или мрамора на полметра от земли. Самое главное, чтобы было написано, кто похоронен и всё.

Мехмет Билгин живет в Казахстане 24 года. Мужчина давно обратил внимание, что на многих казахстанских кладбищах идет своего рода соревнование у кого выше и красивее мазар.

Мехмет Билгин, житель г. Астана: 

Если в доме, как говориться осталась последняя корова, то люди готовы продать ее, чтобы обустроить могилу. Да, это долг, но так его выполнять нельзя, это не правильно.

Казахстанские же могилы, в частности мусульманские, у иностранцев вызывают сначала восхищение. Этот видеоотчет о посещении кладбища в Актау выложила путешественница из России Марина Малини.  

«Так выглядели захоронения в 70-е, 80-е годы. Потом начали делать архитектурные шедевры. Внутри это выглядит вот так».

Но затем восхищение сменяется недоумением, и автор видео задается вопросом - для чего покойникам такие надгробия?

«На мой взгляд, такой минимализм хорош. Потому что я не поклонница дворцовых ансамблей. Зачем они нужны не понятно. Скорее всего доказать окружающим, что у родственников есть такие возможности строить такие шедевры».

Как предавать тело покойника земле, и какое надгробие возводить у мусульман, об этом сказано в шариате. Однако эти предписания соблюдаются не всеми. Такая тенденция побудила совет ученых Духовного управления мусульман Казахстана утвердить критерии для кладбищ. Могилы не обязательно огораживать отдельно. Над ними по шариату запрещено возводить строительный объект и памятники в виде бюста или статуи. Кроме этого, нельзя использовать привозную землю.

Болат Тулеков,  имам:

«Мы должны не выше пупка ставить оградки. Разрешается ставить камень. Писать надписи. Имя покойного, дата смерти, дата рождения».

Одним словом у мусульман тоже приветствуется скромность. Но сегодня  обеспеченные казахстанцы при выборе надгробий стараются не скупиться. К примеру, на алматинском кладбище «Кенсай -2» можно увидеть

внушительные мазары. Материалы для их строительства привезены из-за рубежа: белоснежный гранит, облицовочный кирпич и деревянные двери ручной работы. Такие памятники обходятся примерно в полмиллиона долларов и выше. Поэтому на некоторых даже установлены камеры наблюдения.

Болат Тулеков, имам:

Самый большой грех – это харам. Это расточительство относится к разряду харама.

Но даже если рядовые казахстанцы захотят сделать надгробие скромнее,

то им равно придется выложить немалую сумму. Ведь условия диктуют продавцы памятников.

«А если минимально посчитать? Минимум. Полтора миллиона. И то это полтора миллиона такого плана с железным забором. А если полностью гранитное, то до 4-х миллионов может уйти».

Но эта цена может еще вырасти, если выбрать габбро. Весь черный камень, который продается в Казахстане, привозят из Китая. Важно помнить, что при выборе импортного гранита можно напороться на подделку.

Тохтар Ермеков,  председатель правления Союза художников г. Астана:

В обиходе идет искусственный камень. Простой человек зачастую не может определить искусственный ли это камень либо натуральный гранит. Потому что цвет добивается такой же зерности. На глаз не отличишь.

В этом случае можно выбрать и недорогие варианты. Оградку могилы сделать из кирпича или металла. Правда, даже при этом стоимость надгробия может варьироваться от 200 до 400 тысяч тенге. Наверное, поэтому некоторые казахстанцы дошли до крайности - стали брать кредиты в банках, чтобы обустроить место захоронения родных.

Максатбек Каиргалиев, наставник мечети Хазрет Султан:

Не тратьте эти деньги на такие цели, от которых ни умершему, ни окружающим не будет никакой пользы.

У дорогостоящих мазаров есть и оборотная сторона медали. Такие могилы привлекают внимание  мародеров.

Марат Исмаилов, зам. директора ТОО «Спецкомбинат ритуальных услуг»:

Воруют такие вещи, как древесные насаждения, цветной металл, есть случаи, когда воровали камни, но средних и малых размеров, которые два-три человека могут унести.

В числе требований для мусульманских кладбищ есть и правила по уходу за могилами. Их можно чистить, подправлять территорию, но нельзя красить и  реставрировать. А еще священнослужители дают совет: огромные суммы потраченные на мазары могли бы принести пользу тем, кто продолжает жить.

Максатбек Каиргалиев, наставник мечети «Хазрет Султан»:

После смерти самый лучший способ поддержать того, кто умер - это является садака, т.е. помощь бедным и нуждающимся людям от имени человека, который покинул этот мир.

Способов сохранить память о близком человеке, покинувшем этот мир, существует много. Установить большой и роскошный мазар – самый простой из них. Ведь часто через много лет роскошные могилы даже известных людей, которые были кумирами миллионов, остаются неухоженными и теряют свой вид. И напоследок хотелось бы напомнить, как раньше в Казахстане выглядели мусульманские кладбища. Это старое захоронение находится в Астане. При его виде никто не восхитится надгробиями, а нужно ли вообще восхищаться или любоваться местом, где покоится человек…

  

Ведущий
Адлет Кусаинов

Адлет Кусаинов

Родился 28 июля 1982 года в Семипалатинске. В 2003 году окончил Семипалатинский Государственный университет имени Шакарима по специальности «Русская филология».  Трудовую деятельность начал преподавателем истории русской литературы. В 2006 году начал работать корреспондентом службы новостей Семипалатинского городского филиала АО РТРК «Казахстан». С 2009 – 2011 гг. – корреспондент Дирекции информационно-аналитических программ Национального телеканала «Казахстан», г. Астана. С мая по ноябрь 2011 года - собственный корреспондент Национального телеканала «Казахстан» в г. Москва. С 2012 года - ведущий проекта «Громкое дело». Также ведет программу «Репортер представляет». 







Кино