Главная / Новости / Казахстанцы отрезали головы людей и держали в страхе местных жителей в Сирии

Казахстанцы отрезали головы людей и держали в страхе местных жителей в Сирии

В Казахстане продолжаются слушания по делу боевиков-возвращенцев. На скамье подсудимых четырнадцать человек, которые воевали на стороне боевиков в Сирии.  Впервые заседание проходит в открытом режиме. Рассекреченное уголовное дело состоит из 90 томов. Все истории поражают своей жестокостью. Так, некоторые боевики рассказывают, как отрубали головы «неверных», а затем фотографировались с ними. Почти все уехали на войну со своими семьями. При этом среди фигурантов дела как рядовые, так и «амиры» казахстанских группировок. Выяснилось, что бок о бок с радикалами воевали бывшие казахстанские полицейские, попавшие под влияние нетрадиционных религиозных течений. Их обвиняют в терроризме, участии в запрещенной организации ДАИШ, а также разжигании религиозной розни. Всю неделю наши корреспонденты следили за громким судебным процессом. Алина Бржанова о тех, кто воевал за «чужую религию».

Впервые суд над террористами проходит в открытом режиме. Правда, из соображений безопасности, в выездном формате. Обвиняемых решили не этапировать в центр столицы, весь процесс будет проходить здесь – за колючей проволокой колонии-поселения на окраине столицы. На время слушаний усилили меры безопасности. Хоть и в прошлом, но все же эти люди причастны к терроризму.

Едиль Мурат, прокурор:

Казахстанцы, которые перебрались в Сирию, они не знали арабский язык и местные обычаи. Они нуждались в материальной и моральной помощи. Этим воспользовался Бекмурзаев, объединив их в террористической группе «Дауд джамаат». А осенью 2013 года в Сирии он создал террористическую группу «Объединенный казахский жамагат».


Сейчас бывшие боевики в наручниках и в камере из пуленепробиваемого стекла. По периметру дежурят бойцы спец. отрядов. Но самим обвиняемым это, похоже, нисколько не мешает. Они свободно переговариваются между собой и общаются с адвокатами. Судья тем временем зачитывает обвинения.

Адильхан Шайхисламов, судья специализированного межрайонного суда по уголовным делам г.Нур-Султан:

Большинство из подсудимых вернулись в Казахстан в мае 2019 года. Они обвиняются по статьям: "пропаганда терроризма или публичные призывы к совершению акта терроризма", "создание, руководство террористической группой и участие в ее деятельности".

Кстати, фамилия судьи хорошо знакома, всем, кто оказался по ту сторону закона. Ранее он рассматривал ряд резонансных дел. Среди его подсудимых экс-главы нацкомпании "Астана ЭКСПО-2017" Талгат Ермегияев, бизнесмен Тохтар Тулешов, экс-министр национальной экономики Куандык Бишимбаев. Как полагается, на защите подсудимых целая бригада адвокатов. Причем часть юристов предоставило государство. Поддерживают бывших боевиков и родственники. Мать одного из обвиняемых заявила, что ее сын полностью раскаивается и готов понести наказание. Но взамен отчаявшаяся женщина просит не раскрывать его личность в СМИ. Боится, внуки не поймут.

Мать обвиняемого:

На воспитании у него находится пятеро детей. Он признает свою вину и просит прощения перед страной. После выхода на свободу он вернется домой, к обществу. Как он посмотрит в глаза сыну, если тот увидит вышедшие интервью и новости? Как он будет воспитывать детей?

Между тем каждый из обвиняемых примерный семьянин. Сейчас на скамье подсудимых 13 человек. Еще один находится в больнице и участвует в процессе по видеосвязи. Мужчина получил ранения во время боевых действий в Сирии, после чего его парализовало. В зале суда присутствует его мама и сестра. Не сдерживая слез, они жалуются на плохое обращение с братом.

Сестра обвиняемого:

Из 100% у него только 30% работают. Никакой медпомощи нет. Они сами его как-то привезли. А как он уехал в Сирию – это долгая история, мы сейчас не будем это рассказывать.

То, что не могут озвучить родственники, пришлось зачитывать прокурору. У гособвинителя ушел целый час на то, чтобы просто перечислить все преступления подсудимых. Подробности шокируют даже бывалых уголовников. Так, подсудимые участвовали в карательных операциях. А после фотографировались с «трофеями» - головами неверных. Снимки затем распространяли в интернете.

Едиль Мурат, прокурор:


Они отрезали головы четверым людям, которых считали иноверцами. Эти головы они оставили на улицах на семь дней, чтобы вселить страх в местных жителей. Член террористической группировки Жансенгиров сфотографировался на фоне голов. На одну из голов он наступил ногой, в руке держал оружие.


Аманжол Жансенгиров или как его называли другие боевики «Абдулхафиз» в Сирию уехал в 2013 году. Вместе с собой он обманом вывез жену и детей. Говорил, что они направляются на хадж. Но вместо этого его семья оказалась в эпицентре войны. До переезда мужчина якобы пытался устроиться на госслужбу – проходил стажировку в акимате. Затем занялся продажей исламской косметики. Стал смотреть ролики о войне в Сирии, в которых мусульмане просили о помощи. Но, оказавшись в арабской стране, понял, что совершил ошибку. Только вот вернуться домой Жансенгировым уже не разрешали. А всех, кто пытался сбежать, каратели просто убивали.

Аманжол Жансенгиров, обвиняемый:

Приказ амира – закон. Если скажет: "стоять", то стоишь, скажет: "ложись" – ляжешь. У меня было оружие, но в интернет я ничего не выкладывал. Меня сняли на телефон, обещали, что удалят. Я многое не понимал. Мне было всего 24 года. Я насмотрелся видеороликов, слушал аудиолекции. Я не знал о войне ровным счетом ничего. Думал: "романтика". Нам обещали сказочную жизнь, говорили, там все живут по шариату. На деле – там сплошная мафия.

Причина такого повиновения – банальный страх. А вот что толкает казахстанцев бросать мирный быт и отправляться на войну? Психологи считают, главная причина – проблемы в семье. Недолюбленные, обиженные, обделенные или же, наоборот, слишком избалованные люди легче подвергаются вербовке, рассказывает Елена Игина. При этом вернуть их к нормальной жизни, по словам специалистов, практически невозможно.

Елена Игина, психолог:

Эти люди навсегда останутся в зоне риска. Потому что в любой ситуации у них будет триггер, который будет их запускать. Эти люди не пойдут в терапию, чтобы восстановить свою личность. Работать с любым психологом они не пойдут. Что-то не получилось у него, он упал, и встать уже не может. И его подберут. И очень быстро.

Вернувшихся боевиков нельзя считать потерянными для общества, считает министр информации и общественного развития. По словам Даурена Абаева, государство принимает целый комплекс мер для реабилитации и адаптации этих людей.

Даурен Абаев, в министр информации и общественного развития РК:


Работают как с детьми, так и с мужчинами женщинами. В первую очередь выявляются люди, которые участвовали. С остальными работают, восстанавливают документы. Психологи, теологи работают с ними. Принимается целый комплекс мер. Я уверен, что они вернутся в нормальное общество.

Сейчас, находясь на скамье подсудимых, эти мужчины не так энергичны и воинственны. К тому же война отняла у них слишком много. Почти у всех подсудимых серьезные ранения. Возле камеры обвиняемых целый набор различных костылей. Из-за полученных травм Руслан Куанов не может долго стоять. Во время боевых действий его ранили в обе ноги. Суд разрешил мужчине давать показания, сидя на одной скамье с адвокатами. Открыто и без прикрас он рассказывает о буднях боевика.

Руслан Куанов, обвиняемый:

Мы проходили так называемую военную подготовку. Турник, брусья, пробежка, плавание, учились стрелять из автомата Калашникова. В обвинительном акте сделали из меня Рэмбо. Я выходил на рибат 3-4 раза.

В Сирию Руслан приехал в 2014 году из Египта, где получал теологическое образование. Там же «Аббас», это религиозное имя Руслана, подвергся вербовке. Ежедневная пропаганда, призывы к джихаду и убийству неверных. Все это повлияло на выбор мужчины. Затем эти же взгляды он преподавал казахстанским боевикам.

Руслан Куанов, обвиняемый:

В 2013 году, кода мы были по пятницам в мечети Египта, там была открытая пропаганда. Призывали ехать в Сирию. Жители на видео говорили, что их убивают, спрашивали: а где мусульмане, почему не защищают. Услышав это, ребята начали уезжать.

Мы решили связаться с выпускниками подобных духовных училищ. Аль-Азхар – древнейший  университет исламского мира, основанный в Каире более тысячи лет назад. Ежегодно туда съезжаются приверженцы ислама со всего мира. Гумар Нуртаза учился в медресе при ВУЗе, а его отец в то время получал там высшее образование. По словам мужчины, там строго следили за тем, чтобы трактование религии было верным. Но иногда среди студентов и преподавателей встречались люди с радикальными взглядами. Их сразу же отчисляли или увольняли.

Гумар Нуртаза:

Принцип обучения строится на духовно-моральных качествах и только потом детей обучают светским знаниям. Например, как математика, история и т.д.  Одно из главных – если вы идете туда учиться, нужно получать знания у шейхов, профессоров, которые имеют определенный авторитет и работают непосредственно в этом университете.


В отличии от радикалов борода у него лишь элемент стиля. А вот прохожие к этому относятся  с осторожностью, рассказывает Гумар. Короткие штаны, закрытые руки, длинная борода – таков сегодня образ исламиста. Отличить их от истинных мусульман легко, рассказывает нам имам Мангистауской мечети. Эти люди даже во время намаза позволяют себе различные вольности.

Ануар Елжанов, главный имам Мангистауской областной мечети:

Ислам и терроризм — это разные вещи. У террористов нет религии и нации. То, что происходит в Сирии, это не религиозная война. Там политический конфликт. Наши граждане просто попались в ловушку, там есть незнания, есть влияние интернета, где показывают Джихад, Сирию. Это заблуждение и это политика.


Но понимают это боевики только после того, как увидят все своими глазами. А некоторых просто оставляют без выбора. Например, Абзал Амангельды самый младший обвиняемый. Ему не было и 18, когда вместе с семьей они переехали в Сирию. Там они примкнули к так называемому «казахскому жамагату» в отряде ДАИШ. Два года спустя во время боевых действий погиб его отец. После чего парень решил дезертировать из ДАИШ.

Возглавлял объединение казахстанцев Нурлан Камалов. В Сирии он был амиром. Правда, некоторые допрашиваемые опровергают эту информацию. Не подтверждают они и версию следствия, что один из боевиков был в отряде карателей. Речь о самом старшем обвиняемом – 50-летнем Газинуре Бахитжанове. Он бывший полицейский. В 2013 году они с братом решили уехать в любое место, где идет джихад. Но повоевать мужчине так и не удалось. С его слов он всего лишь охранял поселение и следил за безопасностью жен казахстанских боевиков. Суду мужчина рассказал и о своей жизни до принятия ислама.

Газинур Бахитжанов, обвиняемый:

Я в госструктурах работал с 90 по 92 год в ОВД. Месяца 3-4 проработал в ОМОНе, потом перевелся в муниципальную полицию в Алматинской области. Я выехал, чтобы воевать во имя Аллаха, чтобы по Его милости получить шахаду.


Но вместо шахады мужчине обеспечено лишь пребывание в тюрьме. За призывы к терроризму, участие в запрещенных организациях и разжигание религиозной розни обвиняемым грозит до 12 лет тюрьмы. И все из-за того, что однажды они поверили не в те идеалы. Ислам никогда не призывал к кровопролитию, заявили в духовном управлении мусульман Казахстана.

Ершат Онгаров, наиб-муфтий, заместитель председателя ДУМК:
 
Всемирная тенденция сейчас использовать имя ислама в своих террористических умыслах. То, что они делают не касается ислама, есть коранический текст, где четко говорится: «Не убивайте». Убийство одного человека подобно убийству человечества.

Напомню, под следствием, сейчас бывшие боевики международной террористической организации ДАИШ. Их вернули в Казахстан во время спецопераций «Жусан». Ранее Комитет национальной безопасности сообщал, что 15 человек уже отбывают наказание в тюрьме. Пятеро из них женщины.
 
А. Бржанова