Главная / Новости / Минюст определится со строительством новых моргов в этом году

Минюст определится со строительством новых моргов в этом году

Это не кадры фильма ужасов, а тяжелые и нелицеприятные будни казахстанских моргов. Такая картина почти во всех регионах страны. Патологоанатомы работают в экстремальных условиях: полная антисанитария, здания находятся в аварийном состоянии. К примеру, алматинскому моргу уже больше века. Рядом с трупами люди принимают душ. Объект давно могли снести, но им некуда переезжать. А в центре судебной экспертизы южного Казахстана 20 человек работают в одном кабинете, хотя должны сидеть по отдельности. Тут всегда стоит зловонный запах, поскольку не работает вытяжная система. На неделе проблему моргов поднимали в Парламенте. По данным депутатов, за последние 5 лет на рабочем месте страшными заболеваниями заразились десятки судмедэкспертов. При этом у них маленькая зарплата. Зная об этих рисках, молодежь эту профессию не вибырает. А что касается строительства новых моргов, то в Минюсте надеются, что эта проблема все же сдвинется с мертвой точки в этом году. Адиль Онербаев рассказывает. 

Старые кабинеты, узкие коридоры и тесные морозильники – это уже привычная картина казахстанских МОРГов. Один из таких центров судебных экспертиз посетили депутаты мажилиса. Чтобы выслушать все просьбы сотрудников у народных избранников кажется не хватило времени. Но одно ясно точно: нынешнее положение МОРГов необходимо улучшать.

- Проблемы какие?

- Здесь 9 экспертов сидят. Не хватает помещений. Здание устаревшее, а положено по нормам, что каждый эксперт должен занимать отдельный кабинет. И зарплата очень низкая.

Если к тесным кабинетам и соседству с морозильниками еще как-то можно привыкнуть, то зловонный запах – проблема куда серьезнее, говорят судмедэксперты. В здании 80-х годов постройки не работает вытяжная система. 

Кайрат Кульмаханов, заместитель директора института судебных экспертиз по ЮКО:

Тот же морг внутри находится. Вскрытие трупов, те же запахи, тот же трупный запах, это тот же яд. Понимаете? Люди, персонал этим всем дышит.

В таком же положении находятся центры судебных экспертиз практически во всех областях. В Алматы зданию городского МОРГа уже больше века. В одном кабинете работают по 20 человек. В нескольких метрах от столов для вскрытий эксперты принимают душ. Сооружение уже признавали аварийным, но переезжать судмедэкспертизе просто некуда.

Несколько одноэтажных зданий: административный корпус, блоки экспертизы, исследований и сам МОРГ. Пожалуй, самое новое в этом объекте вот эта табличка и забор, за которым не видно плачевное состояние центра. В день сюда привозят до 15 трупов, после выходных и праздничных дней количество покойников вдвое больше.

Вопрос строительства новых МОРГов вновь подняли в Парламенте. В 92 районах нет ни центров экспертиз, ни самих экспертов. Тела приходиться отвозить за несколько сотен километров и обратно. Рассмотреть возможность ремонта или строительства новых МОРГов министрам и акимам поручали еще в 2013 году, но с тех пор так ничего и не изменилось, говорят депутаты.

Владимир Божко, заместитель Председателя Мажилиса Парламента РК:

Граждане эксперты сталкиваются с невыносимыми, я подчеркиваю, моральными и служебными трудностями ввиду полного несоответствия МОРГов этическим и служебным требованиям их обустройства и содержания.  Поручение премьер-министра не выполнено, минфин денег на строительство современных МОРГов не выделяет, ведомства и акиматы кивают друг на друга, а вопрос не решается.

Зауреш Аманжолова, депутат Мажилиса парламента РК:

Я предлагаю рассмотреть, все-таки, вопрос может быть о возврате службы судмедэкспертизы опять в ведомство министерства здравоохранения. Пока мы не потеряли эту службу до конца, прошу внести это в рекомендацию протокола заседания.  Мертвые учат живых.

По данным депутатов, за последние 5 лет на рабочем месте опасными заболеваниями заразились 56 судмедэкспертов, различными формами вирусного гепатита 25 сотрудников. Случаев такого заражение не зафиксированы лишь в трех областях Акмолинской, Карагандинской и Мангистауской.

Назгуль Иманбаева, заместитель директора Центра судебных экспертиз МЮ РК:

Наиболее распространенные это туберкулез, гепатит, СПИД, ВИЧ.  В трупе некоторые возбудители заболевания имеют свойства сохраняться длительное время. Судебно-медицинский эксперт, идя на вскрытие трупа, рискует заразиться этим заболеванием. Все те риски, с которыми сталкивается судебно-медицинский эксперт, они конечно не соизмеримы с заработной платой.

Зарплата судмедэксперта варьируется от 80 до 160 тысяч тенге, говорит Назгуль Иманбаева. Причем на максимальную выплату могут рассчитывать только специалисты с многолетним стажем. Желающих обучаться этой профессии не много. В медицинском университете Алматы из 800 студентов специальность патанатомия выбрали лишь 10. Берик Калиулаев один из них. Переквалифицироваться в судмедэксперта парень не планирует. В области здравоохранения его знания пригодятся больше, уверен он.

Берик Калиулаев, студент 6-го курса КазНМУ им. Асфендиярова:

Есть такой раздел в диагностике медицины, который называется биопсийная диагностика, биопсия. И именно патологоанатом занимается биопсией, постановкой морфологического диагноза. Берется такая длинная биопсийная игла и с помощью нее забирается кусочек ткани. Затем он анализируется под микроскопом и выставляется морфологический диагноз.

Работа патологоанатомов в больницах значительно отличается от судмедэкспертизы. Там вскрытие проводят людей, умерших в медучреждениях. Условия в больничных МОРГах намного лучше, но все-таки далеко до идеала, говорит студент. Вскрытию трупов такие специалисты уделяют лишь 20% своего времени, а помогают больше живым.

Вот это опухоль тоже передней брюшной стенки. Она выглядит страшно, но она доброкачественная. Это кстати, сказать, операционный материал. Молодой женщине удалили после родов вот такое образование. – Она живая? – Она живая!

Эльмира Шумкова, доцент кафедры патологической анатомии КазНМУ им. Асфендиярова:

Не секрет ни для кого, что мы, прежде всего, думаем о живых, но никогда не думаем о мертвых. И поэтому говорят, наша патанатомия и именно финансовое снабжение патанатомии всегда было не на первом месте, понимаете. Больше старались оснащать клиники, чтобы лучше было живым, а мы как-то были в худших условиях. А сейчас, я должна сказать, много чего изменилось.

В Министерстве юстиции «Избранному» рассказали, что в этом году точно определяться со строительством новых МОРГов в регионах страны.

Куаныш Баймаханов, заместитель директора департамента по организации судебно-экспертной деятельности Министерства юстиции РК:

Сейчас мы в этом году хотим подать уже полностью. По каждому региону пройтись. Чтобы каждое территориальное подразделение отправило свою заявку, сколько нам нужно площадей, сколько квадратур для строительства хорошего МОРГа, чтобы оно соответствовало стандартам. После этого мы уже можем внести предложения по конкретной сумме на строительство МОРГов.

На всю подготовительную работу может уйти не один год, отмечают в Минюсте. Заявки на новые МОРГи регионы должны подать до марта этого года, а бюджет в лучшем случае выделят только в 2019-м. На само строительство, если деньги все-таки направят, понадобится еще как минимум 2 года. Вопрос только в том, дождутся ли специалисты этих перемен и выстоят ли аварийные здания.

Адиль Онербаев, Асет Елембаев, Катерина Брынюк, Бауржан Жолдыбалин, Бахрамбек Талибжанов и Серик Таласов, специально для программы «Избранное за неделю»