$448.13 €478.33 ₽5.58
×

Как будут распоряжаться пенсионными накоплениями казахстанцев?

AstanaTV
13.12.2015г. в 20:30
599
Как будут распоряжаться пенсионными накоплениями казахстанцев?

Похоже, на поддержание  отечественной экономики средств, вырученных от продажи государственных и квазигосударственных объектов, а также от легализации имущества и капитала, - не хватит. По крайней мере, в предпринимательской среде заговорили об использовании накоплений пенсионного фонда. Подобная возможность обсуждалась на расширенном заседании президиума НПП «Атамекен» с участием премьер-министра страны. В этой связи хотелось бы  напомнить конкретное указание Главы государства: не использовать средства ЕНПФ на кредитование бизнеса. Какие варианты все-таки возможны? Об этом моя коллега Галия Идоятова.

из мультфильма «Апельсин»:

«- Мы делили апельсин, много нас, а он один. Эта долька для ежа, эта долька для чижа, эта долька для утят, эта долька для котят. Эта долька для бобра. А для волка – кожура».

Эта мультипликационная история, пожалуй, как нельзя лучше демонстрирует ситуацию, которая складывается вокруг единого накопительного пенсионного фонда. В вопросе, в котором вроде как точку поставил президент страны в своем послании, поручив вывести из под управления Нацбанка ЕНПФ и передать управление активами частным компаниям, появились новые варианты развития.

Нурсултан Назарбаев, президент Республики Казахстан (запись от 30.11.2015 г.):

В 16-м году пенсионные активы должны быть переданы под управление частных казахстанских или иностранных компаний. И в целях повышения доходности пенсионных накоплений надо пересмотреть подходы к инвестированию пенсионных средств. Надо относиться и управлять пенсионным фондом так же,  как мы управляем Национальным фондом и тратить пенсионные накопления для того чтобы кредитовать бизнес надо прекратить. Эти деньги могут быть использованы только для восполнения дефицита бюджета страны.

Новые же варианты развития, о которых мы говорим, касаются как раз-таки использования пенсионных денег для кредитования бизнеса. Чего, по мнению Главы государства, теперь делать нельзя. Но, похоже, у бизнес сообщества своё видение. И у правительства тоже. Однако, обо всём по порядку. Сначала на расширенном заседании кабмина министр национальной экономики вдруг заявил, что  пенсионный фонд из под контроля Нацбанка выведут, только вот частных менеджеров «рулить» деньгами фонда допустят не сразу. 

Ерболат Досаев, Министр национальной экономики РК:

Мы предполагаем что ЕНПФ будет окончательно передан в ведение правительства, а уже потом в рамках совета по управлению Национальным фондом, куда с 1 января следующего года переданы полномочия по управлению активами ЕНПФ, т.е. мы совместим и наверное выработаем единую стратегию вместе с национальным банком, правительством, куда мы будем инвестировать средства единого накопительного пенсионного фонда именно в первую очередь – это гарантирование сохранности и второе повышение доходности для вложения.

Некоторое время спустя о своих претензиях на деньги вкладчиков заявили в НПП «Атамекен». Мол, ЕНПФ «серьезный и важный источник».

Абылай Мырзахметов, председатель правления НПП «Атамекен»:

С Данияр Талгатовичем мы договорились 5 ключевых вопросов мы направили и надеемся, что они попадут в протокол, и мы договорились. Вместе с АФК эти вопросы были отработаны, там ключевых 2 вопроса – по средствам ЕНПФ, все-таки это сегодня серьезный, важный источник, чтобы мы взаимопонимание нашли.

Можно предположить, что ЕНПФ для бизнеса остается единственным источником доступных денежных ресурсов. Поскольку Банк Развития в качестве такого источника не рассматривается. Достаточно вспомнить критику Председателя президиума НПП Тимура Кулибаева в адрес этого финансового института. Национальный фонд теперь трогать нельзя. Остается пенсионный накопительный. Давайте, посмотрим на текущие показатели этого фонда. (ГРАФИКА) Итак, на 1 ноября 2015 года в ЕНПФ сосредоточены: 5 триллионов 456 миллиардов тенге. При этом прирост накоплений за весь этот год составил почти 21%. А чистый инвестиционный доход – 488 миллиардов тенге. Суммы впечатляющие, только вот, пожалуй, не стоит забывать, что собирали эти деньги 9 миллионов, 668 тысяч 730 казахстанцев.

Вопрос возможного использования средств ЕНПФ на нужды бизнеса обсуждался на расширенном заседании президиума «Атамекена». И в очередной раз предприниматели обратили на проблему дефицита тенговой ликвидности.

Тимур Кулибаев, председатель президиума НПП «Атамекен»:

Карим Кажимканович, я вот прошу чтобы совместно с Национальным банков провели вы такое обсуждение и на рабочем уровне и выработали механизмы по пополнению тенговой ликвидности в экономике и в то же время, для того чтобы эта тенговая ликвидность не вывались там в потребительское кредитование, не вылилось в обменные пункты чтобы она пошла в реальный сектор экономики, на выполнение задачи занятости и расширенного воспроизводства.

Премьер Карим Масимов напомнил, что деньги ЕНПФ это – накопления  вкладчиков. НО, оговорился, что перспектива использования этих денег, как средства для фондирования решения текущих проблем – предмет обсуждения.

Карим Масимов, премьер министр РК:

Хотел обратить внимание, что деньги пенсионного фонда это не наши с вами деньги, это не деньги государства, это деньги пенсионных вкладчиков и в первую очередь мы должны думать, как защитить средства ЕНПФ как защитить и приумножить средства наших вкладчиков. Это в первую очередь, а во вторую очередь мы должны смотреть на него как средство для фондирования решения текущих проблем. Но это еще предмет для обсуждения.

По мнению профессиональных финансистов, оба критерия, о которых говорит премьер-министр, могут сосуществовать. Председатель совета ассоциации финансистов Казахстана, например, считает что предложение Нацпалаты предпринимателей вполне рабочий вариант.

Аскар Елемесов, председатель совета ассоциации финансистов Казахстана:

Сохранность это первое, второе это возможность работать на экономику страны, поэтому я не вижу абсолютно, почему первое и второе должно друг другу противопоставляться. Абсолютно нормальное предложение со стороны «Атамекена» прозвучало, что при возможности давайте действительно эти деньги использовать в экономике страны. Это вопрос, наверное, просчета рисков, вопрос тех людей кто принимает решения. А том, как их распределять, кому их давать, под какие условия.

Тем временем, международные эксперты успели просчитать, как 2015-й отразился на самочувствии нефтяных «кубышек» разных государств. Забегая вперед скажу, что вывод – неутешительный. Казахстанский Нацфонд тоже попал в число похудевших. Причем сразу на 3-е место. По мнению  The Sovereign Wealth Fund Institute за последний год нефтяной фонд России например уменьшился на 14 %, Казахстана почти на 10%, а Норвегии больше чем на 7,5%. А потому, странам с сырьевой экономикой, придется искать другие инструменты пополнения бюджета. В этой ситуации вполне может помочь проходящая легализация капитала и имущества. Хотя бы частично. Изначально, в казахстанском правительстве планировали забирать в бюджет 10% с каждого денежного осветления  теневых счетов. Успели даже собрать 3 миллиарда тенге. Правда,  теперь  эти деньги, похоже, вернут владельцам.  Потому что правила игры -  изменились.

Бахыт Султанов, министр финансов РК:

В среднем, чуть меньше 30-ти миллиардов тенге, если так смотреть в среднем скорость легализации имущества. Но мы ожидаем, что по деньгам мы ожидали бы удвоения или утроения этих темпов.

Они так или иначе будут работать на экономику, потому что лицо легализовавшее имущество может использовать в официальном обороте, не боясь.

- А выводить не может?

- Он может и выводить, конечно же, не проблема. Но наша главная задача это вывести из тени в свет эти деньги.

К слову, на нефтяные налоги госказне тоже рассчитывать не приходится. Мало того, что из-за падения мировых цен на сырье нефтебизнес прилично просел. Так еще  нефтяники активно продавливают нулевую ставку экспортной таможенной пошлины при цене 40 долларов за баррель. И судя по всему, у них это получается.

Владимир Школьник, министр энергетики РК:

Мы сейчас работаем над тем, вместе с министерством национальной экономики, чтобы ставку ЭТП связать с ценой на нефть. Я говорю, работаем, я думаю, что в том году это будет сделано, мое мнение такое.

А теперь попробуем разобраться из чего в принципе формируется бюджет Казахстана. Т.к. 2015 пока не закончился, для примера возьмем прошлый, 2014 год. Структурно изменений нет, а вот  цифры корректируются достаточно часто.

(ГРАФИКА) Итак, большую часть госказны составляет ежегодный трансферт из Национального фонда. На втором месте налог на добавленную стоимость. Еще одну ощутимую лепту вносят таможенные платежи и сборы, корпоративный подоходный налог. Чуть меньший объем в доход бюджета приносят налоги на природные ресурсы, трансферты регионов-доноров, акцизы, доходы от государственной собственности, сборы с предпринимателей. Наименьшие платежи поступают от госучреждений. Т.е. по сути, сгенерировать кошелек страны на ближайшие 3 года дело не из простых. Тем более, что налоги  Президент повышать запретил. В такой ситуации получается,  что намерение  предпринимателей по использованию пенсионных денег для кредитования бизнеса, а значит и  оживления экономики, имеет резонное обоснование. Вот только в очередной раз всё упирается в прозрачность: кому и на каких условиях дадут? И, конечно, возвратность средств. И не лишне напомнить, что предпринимателей государство у нас поддерживало всегда. И «Дорожная карта бизнеса», и фонд «Даму», и трансферты из нацфонда, даже на девальвацию пошли по просьбе крупных игроков. Последние даже заявили, что самочувствие их предприятий улучшилось. Что касается ЕНПФ, то в случае кредитования бизнеса из этого источника, все-таки стоит помнить, что это – накопления свыше 9 млн граждан страны.