Главная / Новости / Пожилая россиянка не помнит, как оказалась в Казахстане

Пожилая россиянка не помнит, как оказалась в Казахстане

В Казахстане ежегодно пропадает несколько тысяч человек. Найти удается не всех, судьба некоторых так и остается неизвестной. Больше всего людей исчезают в Алматы. Волонтеры иногда находят даже граждан из соседних стран. Россиянка Ольга Бикорюкова сейчас не помнит, как оказалась в Казахстане. Спустя полгода память к женщине так и не вернулась. И родных её найти не удалось. Анара Нуртазина продолжит.

Анара Нуртазина, корреспондент:

Каждую секунду в мире без вести пропадает один человек. За год эта цифра доходит до ужасающей отметки. К счастью, большую часть из них удается отыскать. Другие же получают статус «без вести пропавший». Так, по данным Генеральной прокуратуры за прошлый год в Казахстане были объявлены в розыск свыше двух тысяч человек. Судьба трехсот так и осталась неизвестным.

Львиную долю пропавших составляют алматинцы. В южной столице с начала года без вести пропали четыреста человек. Из них найти удалось лишь половину. Потерявшихся пытаются отыскать в Центре социальной адаптации. Поневоле здесь оказался и Ажибай Толебаев. На восьмом десятке лет мужчина остался совсем один. Последние полтора месяца своими родными пенсионер считает персонал центра и соседей «по несчастью».

Ажибай Толебаев, житель г. Алматы:

Судьба сложилась не самым лучшим образом. Остался совсем один. Хорошо, что попал в этот центр. За нами ухаживают, кормят. Восстановили мне документы. Надеюсь в скором времени попасть в дом ветеранов.

Центр никогда не пустует, - рассказывает руководитель Алия Битманова. Через его двери в год проходит до тысячи «потеряшек». Именно так ласково называют работники центра своих подопечных. Сейчас здесь проживают чуть больше ста человек. Самому младшему восемнадцать. Старшему - за девяносто.

Алия Битманова, и. о. заместителя руководителя Центра социальной адаптации г. Алматы:

Какая-то категория лиц к нам обращаются сами. Вот они знают, что есть такой центр в городе, куда они могут обратиться. Есть категория лиц, которых привозят органы полиции. Категория лиц, которых к нам привозят из учреждений здравоохранения. Есть несколько получателей услуг, которые не могут ничего о себе сказать.

Среди постояльцев порой оказываются граждане соседних стран. Так случилось с Ольгой Бикорюковой. Гражданка России не помнит, как оказалась в Казахстане. Спустя полгода память к женщине так и не вернулась. И родных её найти не удалось.

«Чаще других теряются старики и дети», - говорят полицейские. Искать их стражи порядка начинают незамедлительно. К поиску же остальных приступают через трое суток. Причины исчезновения иногда банальные.

Салтанат Азирбек, официальный представитель Департамента полиции г. Алматы:

Уезжает за город, забывает родных предупредить. При этом все телефоны выключает. Мы находим человека, выясняется, что он там сабантуй устроил, друзей собрал. У него и пьянка, и гулянка.

Причинами ухода из дома также становятся семейные ссоры и скандалы, нежелание выплачивать кредиты, страх нести уголовную ответственность за совершенное преступление. Некоторые таким способом пытаются начать новую жизнь.

Но не всегда. Исчезновение порой может быть, действительно, серьезным. На помощь полиции часто приходят добровольцы. Поисковое волонтерское движение «Лидер кз» в этом году приняло участие в ста семидесяти поисковых операциях. Сто шестнадцать человек из них удалось отыскать. «Волонтер должен обладать стальным характером», - говорит координатор алматинской группы Дильмира Блац.

Дильмира Блац, координатор Алматинской группы «LIDER.KZ» по поиску пропавших людей:
 
Бывают и трупы, бывает всякое. Поэтому человек должен быть жестким, смелым, крепким. И в то же время с большим сердцем, потому что не каждый просто так, бесплатно, сорвется и побежит и будет кого-то искать. Мне кажется, волонтер – это как профессия.

Сегодня поиском без вести пропавших по Казахстану занимаются тысяча волонтеров. Бухгалтер по профессии Светлана Коробец присоединилась два года назад. За это время успела принять в крупных поисковых операциях. Каждую историю женщина пропускает через себя. Вот и сейчас, вспоминая их, не смогла сдержать слез.

Светлана Коробец, волонтер – поисковик:

Первые мои поиски – мы ребенка искали. Ой, тяжело, не могу. (плачет) Все время, как вспоминаю. Через себя все пропускаешь. Надо пробовать как-то абстрагироваться что ли. Потому что тяжело. Хорошо, если, родня обратилась к нам в первые сутки. В первые двое суток мы еще можем их найти живыми. А дальше уже в основном летальные исходы.

Эти собаки скоро начнут искать пропавших людей. Сейчас их обучают кинологи. Занятия с четвероногими проводят ежедневно. Выполняют команды, преодолевают полосу препятствий. Работать животные смогут как в жилых массивах, так и в лесу.

Андрей Маликов, заместитель директора кинологического центра «К9»:

Представьте, что у вас есть гектар земли насаждений камыша, который необходимо досмотреть, что где-то пропал человек. Сколько людей надо и сколько времени, чтобы досмотреть это гектар земли? А теперь представьте, что собака со своим обонянием при правильном применении она досмотрит этот гектар земли примерно за 5 минут. Хотя пяти людям на это понадобится не меньше 30 минут.


Сегодня к поисковым работам кинологи готовят терьера, лабрадора, сербернара, самоедскую собаку. Последняя может стать первым поисковиком. В мире эта порода к поиску людей не привлекается. – Четырехлетний же Цейс ломает все стереотипы. При проведении эксперимента по поиску пропавшего человека собака нашла его в считанные минуты.

Эти четвероногие проявили себя не только на тренировках, но и в серьезном деле. Добровольцы уже научились отсеивать ненужные заявки. Главное - правильно составить ориентировку.

Константин Авершин, руководитель ОО «Я-алматинец»:

Если мы даем ориентировку о том, что будет вознаграждение за информацию о пропавшем человеке, начинают поступать звонки от откровенно, скажем так, психически нездоровых людей, всякие экстрасенсы звонят, мошенники и прочие ротозеи. Здесь очень важно отделить именно зерна от плевел.

Подать заявление о пропаже человека может только близкий родственник. При этом важно не искажать информацию. Поскольку поиском одного пропавшего занимаются десятки сотрудников полиции и несколько сотен волонтеров. Что же касается самих «потеряшек», то эксперты считают, что законодательно необходимо вводить наказание за уход из дома по собственной инициативе.

А. Нуртазина