Погода в
×
Главная / Новости / «Я ослушался приказа», - воспоминания бывшего военного, отказавшегося разгонять демонстрантов в декабре 86

«Я ослушался приказа», - воспоминания бывшего военного, отказавшегося разгонять демонстрантов в декабре 86

Прошло уже 32 года с декабрьских событий, но некоторые факты о жестоком подавлении протеста остаются не раскрытыми, отмечают историки. В декабре 1986 года на пост первого секретаря ЦК Компартии Казахстана единогласно избирают Колбина. Это и вызвало протесты казахской молодежи, вышедшей на главную площадь Алматы с лозунгом - «Каждому народу своего лидера». Участники тех трагических событий вспоминают, что милиция избивала и молодых девушек, призывавших к восстанию. После разгона чиновники приступили к репрессиям. Были сломаны сотни судеб, активистов отправили за решетку без суда и следствия, некоторые пропали без вести. Только после реабилитации очевидцы смогли рассказать о пережитом. С некоторыми из них беседовал Адиль Онербаев. 16 декабря 1986 года главная площадь Алматы превратилась в место массовых демонстраций. Тысячи студентов, работающая молодежь и просто неравнодушные к судьбе своей страны горожане пришли к зданию центрального комитета партии. Начавшаяся с песнями и лозунгами мирная акция против назначения нового руководителя перерасла в жесточайшее противостояние.

Адиль Онербаев, корреспондент:

Толпа протестующих наполняла площадь со всех сторон: с нынешних улиц Байсеитова и Сатпаева, с Назарбаева и Желтоксана. Молодые парни и девушки, 18, 19 лет, кто-то еще и не достиг совершеннолетия. Клик о сборе на площади распространился «по сарафанному радио». Как вспоминают сами участники тех событий, никто и подумать не мог, чем все это обернется. А шли люди только с одним вопросом: почему он?

Болат ШАРАХИМБАЙ, УЧАСТНИК СОБЫТИЙ 1986 ГОДА:

Сейчас про 16 число никто не говорит, но на самом деле было 3 дня. С 16 началось, в этот первый день не было транспорантов, просто собирались студенты и кричали: «Долой Колбина», «Каждому народу своего лидера». Потом к вечеру стало холодно и договорились встретиться завтра. Утром 17 декабря уже шли колоннами демонстрации. Мы шли по нынешней Толе би и зазывали всех.

В белой меховой шапке с темным пятном на боку. Свое лицо среди толпы Халелхан Адильханов узнает на архивных кадрах декабрьских событий. Вспоминает, что был в роли запевалы, шел впереди толпы и громко пел казахские песни.

Халелхан АДИЛЬХАНОВ, УЧАСТНИК СОБЫТИЙ 1986 ГОДА:

Уже на следующий день людей было в разы больше, подъехали БТРы, спецназ, солдаты. Было страшно, конечно. Ближе к вечеру 17 декабря началось настоящее побоище. Меня скрутили и затащили в полицейскую машину. Когда увидели мои татуировки на руках, сразу сказали, этот точно наркоман, увозите его.

Жестокое подавление протестов тщательно пытались скрыть. Чтобы успокоить толпу, силовики поливали протестующих холодной водой, в ход шли железные прутья, дубинки, вспоминают свидетели трагических событий.

Болат ШАРАХИМБАЙ, УЧАСТНИК СОБЫТИЙ 1986 ГОДА:

Убегали все, кто куда. Пробегая улицу Курмангазы. Я услышал громкий крик девушки, душераздирающий крик. Обернулся и увидел, как она лежит в арыке и ее избивает дружинник. Я, конечно, подбежал и сказал, что ты делаешь? Это же девушка. Больше я ее не видел, не знаю, что с ней стало.

В заголовках газет на следующее утро декабристов называли наркоманами и дебоширами, а события тех дней - проявлением казахского национализма. О погибших, пострадавших, задержанных – ни слова. Студентка музыкального училища 16-летняя Ляззат Асанова считается героиней «Желтоксана». По официальной версии она спрыгнула с окна общежития. Точные обстоятельства гибели Ляззат ее родители не могут выяснить до сих пор.

Алтынай АСАНОВА, МАТЬ Л.АСАНОВОЙ:

Училась она отлично, на втором курсе училища. Мы не могли поверить в это горе. Первые годы было очень тяжело все это принимать и переживать. Только спустя 5 лет ее реабилитировали, но это не вернет мне мою дочь.

Боташ Кажимов в декабре 86 был на стороне силовиков. Вспоминает, что перед выходом на задание военнослужащим рассказывали о жестокости протестующих. Однако, молодой парень стал единственным, кто ослушался приказа.

Боташ КАЖИМОВ

Было собрание общее батальонное. Командир батальона подполковник Школен сказал, что там в Алматы юноши, молодежь казахская врывается в детские сады и детей, которые неказахской национальности, вспарывают животы. Все за то, чтобы были, чтобы их взять и давить. Я прекрасно знал, что там будут девушки. Я догадывался, как все будет. Я сказал, что я не поеду. Мне это нелегко далось.

За свое волевое решение мужчина поплатился: увольнение с воинской службы и отчисление с заочного факультета. Семь лет не мог найти постоянную работу и восстановиться в должности. Но, об этом Боташ-ага никогда не жалел.

Адиль ОНЕРБАЕВ, КОРРЕСПОНДЕНТ:

О жертвах декабря 86 года и репрессированных впоследствии участниках этих событий в Алматы напоминает этот монумент. Спустя годы все участники протестов указом президента были реабилитированы. Героями они себя не считают, но уверены, что именно декабрь 86 дал старт к обретению независимости.

По официальным данным, при разгоне протестующих погибли 2 человека, пострадали почти 2 тысячи, отчислены из ВУЗов больше 300 человек, больше 100 осуждены. Писатель Талгат Айтбайулы изучает «Желтоксан» десятки лет и уверен, что в истинных обстоятельствах тех дней еще очень много «белых пятен». Он анализирует документальные свидетельства, выпустил 12 томов книги о «Желтоксане». 

Талгат АЙТБАЙУЛЫ, ПИСАТЕЛЬ:

Я разговаривал с одним историком, профессором, который работает в архиве. Он мне показал один том, где 12 страниц просто вырвано. Их уничтожили и никто не знает, где они. Белых пятен еще много. 5 комиссий расследовали это восстание, но где виновные? Где все прокуроры, где судьи, которые выносили решение против декабристов?

Людмила ГРИВЕННАЯ, ЗАВЕДУЮЩАЯ КАФЕДРОЙ АССАМБЛЕИ НАРОДА КАЗАХСТАНА СКГУ ИМ. М. КОЗЫБАЕВА, КАНДИДАТ ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК:

Сейчас очень много задают вопросов о том, кто виноват, кто является истинным организатором. На сегодняшний день нет ответа на этот вопрос. Но, тем не менее, сейчас есть несколько таких предположений, что всё-таки за молодежью стояли взрослые люди.

Все исторические события по прошествии определенного времени имеют свойство все больше вызывать вопросов. Некоторые фрагменты так и остаются до конца не изученными, оставляя потомкам простор для исследований. Декабрь же 86 в истории Казахстана останется окрашенным в темные тона печали.

 Адиль ОНЕРБАЕВ